?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Ад за забором. Продолжение.
bezbashenka_mag
Начало здесь http://bezbashenka-mag.livejournal.com/145704.html


ДЕНЬ ПЯТЫЙ. СКРЫТАЯ УГРОЗА

В воскресение было дежурство ВВ, поэтому мы сразу поднялись на второй этаж. Посетителей больше не было, так что Д. могла сосредоточиться и чем-то заниматься. Я достала альбом и фломастеры и нарисовала ей нашу семью. Мы начали запоминать имена бабушек, дедушек и прочих близких родственников. И даже выучили кличку бабушкиной собачки ) Мы были одни. Наконец-то! Можно было почувствовать себя мамой, а не мешком Деда Мороза. После каждого правильно названного имени я целовала и кружила Д. на руках. Быть с мамой - значит быть под защитой, окруженной заботой и лаской! Это вовсе не обжорство сладостями.

- Д., пойдем поговорим, - глаза откуда-то появившегося мальчика горели недобрым огнем. Он как-то жестко обхватил ее за шею (мальчик был старше и значительно выше Д.) и повел девочку в сторону, что-то нашептывая ей на ухо.
- Кто это был? - спросила я как ни в чем ни бывало, когда Д. вернулась ко мне
- Это мой друг Артем.
- Что он хотел?
-Я не поняла, - отмахнулась она небрежно.

В голову мне лезли разные истории о происшествиях, которые случались в этом ДД в разное время. Зависть, болезненная зависть толкала маленькие создания порой на жестокие поступки. Мелочами казались заколки, выдранные вместе с волосами, и новое платье, разорванное в клочья, - те, что подарила новая мама. Тревогу вызывал случай, когда дети ночью накануне передачи в семью, проломили девочке голову... А ведь это только дошколята... Зависть... Острая боль одиночества в душе и черная-черная зависть...

- Д., ты сегодня дежурная! - позвал кто-то из детей.
- Иду, - моя пташка упорхнула в свою группу готовить все к ужину.

Я спустилась в холл. Там дети постарше скакали на батуте в форме персидского дворца. В углу на диване сидела бабушка, как водится с огромной горой вкусностей. Складывалось впечатление, что у родственников, которые посещают детей, есть негласное соревнование, кто больше принесет.

Внезапно я ощутила болезненный удар кулаком в плечо. Мальчик, нездорового вида, в немой ярости лупил меня по чем попадя. из его глаз текли слезы невысказанной боли. Я попыталась его приобнять, утешить. Он вырвался и заревел во все горло. Как волчонок в темную лунную ночь... Потом он вскочил и побежал к бабушке своего одногруппника. Шквал беспорядочных ударов обрушились и на нее. Было очень жалко этого мальчишку.Он все понимал. Он видел, что к кому-то хоть изредка приходят, а он, никому не нужный, обречен на одиночество... Почему бы не организовать отдельную комнату для посещений? Чтобы хоть не бередить души другим ребятишкам... Неужели никому это никогда не приходило в голову?

Батут сдули и среднюю группу позвали на ужин. Мы с бабушкой остались одни в темном холле. Чтобы скоротать время, я решила с ней завести разговор. Ведь мы были по одну сторону баррикады, с той, где мы и дети, у которых есть близкие люди.
- Добрый вечер! Вы бабушка этого мальчика? - пере до мной сидела опрятная пожилая женщина без признаков алкоголизма и наркомании, одетая в черной деловой костюм.
- Да, я его бабушка. Вот пришла проведать и гостинцев принесла.
- Вы оформляете опеку, да?
- Зачем? У него же мама есть! - удивилась женщина.
- Но ведь он в детдоме, значит на это есть причины. Наверное Вам было бы лучше забрать его в семью, пока устраняются эти причины.
- Да что Вы, - отмахнулась моя собеседница. - Мама у него жива-здорова. Она ограничена в правах. Три раза уже в суд на восстановление подавала, да ее пока не восстановили. Зачем мне брать его под опеку?
Я мысленно подсчитала. Подавать в суд можно не чаще одного раза в полгода. Значит мальчик уже 1,5-2 года находится в системе, при живой здоровой матери...
- Он в детском доме, а ведь у него есть семья, которая его любит. Думаю, с Вами ему было бы лучше. К тому же мама с ним могла бы чаще видеться.
- Да что у меня хорошего? - не понимала женщина, - вы посмотрите! Разве я могу купить такие игрушки, горки, каталки? Не-е-е-е. Здесь Рай для детей. А мама когда-нибудь восстановится и заберет его.
- А почему ее не восстанавливают?
- Им не нравится, что она его не посещает.Ой! Нашли, к чему придраться! Она работает, когда ей сюда шляться. Вот смотрите, сколько она гостинцев ему передала. На них же тоже надо деньги заработать! А вы уже подали в суд на восстановление прав? - обратилась она ко мне.
- Я? Нет. Я приемная мама. Приехала забрать девочку...
- Приемная???? - лицо скривилось гримасой презрения и брезгливости. - Одни значит вынашивают, рожают, а вы приходите и крадете чужих детей?
- Не переживайте, никого я не краду. А беру на воспитание. Просто я считаю, что детям не место в детском доме, все дети должны жить и воспитываться в семье... в родной или приемной, но в семье...

Пустое сотрясание воздуха. Кому я все это говорю? Той, что счастье, здоровье и будущее благополучие своего внука променяла на сладости и дорогие игрушки? Грустно... Извиняясь, отхожу в сторону и прячусь в тень... Сижу, слушая тишину.

- Вышошпяштьшсюшпришлишшшшш.... - поворачиваю голову на звук. Это Кристина из старшей группы незаметно подкралась ко мне из-за колонны. Челюсть сжата, глаза блестят ненавистью.
- Прости, что ты сказала?
- Вы опять сюда пришли? - далеко не с первого раза разбираю я ее слова. - Не ходите сюда больше, слышите? Не ходите!!!! - шипит девочка злобно.
Опять мурашки по коже. Что же делать? Как бы я ни поступила, что бы я ни сделала, всегда находятся люди (не просто люди, а дети), которых я делаю еще более несчастными, чем раньше. Простите меня! Я не хочу причинять вам боль. Но и помочь всем вам я тоже не в силах...

- Время посещений окончено, - предупреждает меня появившаяся в дверях ВВ.
- Но ведь еще нет 18 часов!
- Вам пора домой.
- Можно я попрощаюсь с Д.?
- Она сейчас дежурит. Я передам ей,что Вы пошли домой.
- Д., мне пора уходить., - заглядываю в приоткрытую дверь - Пока-пока. Я завтра снова к тебе приду!
Дверь захлопывается. Занавес.


ДЕНЬ ШЕСТОЙ. МЕСТЕЧКОВЫЕ БОГИ

В понедельник прилетели еще одна приемная мама со своей взрослой дочерью забирать девочек-сестричек Т. и Н. Стало немного спокойнее, теперь Д. не была единственным объектом всеобщей зависти в ДД.

У. (кандидатка) взяла направление, и волонтер отвезла нас всех вместе в ДД. Было утро, у детей шли занятия и они сидели по группам. Так что у меня был шанс сфотографировать первую встречу У. со своими новыми дочками и остаться незамеченной для Д.

В свое время мне было очень жаль, что нашу первую встречу никто не запечатлел. Тогда я еще не знала, в каком состоянии застану девочку. А теперь мне казалось важным, сравнивая фотографии, наблюдать за тем, как девочка оттаивает и раскрывается. Поэтому я решила сделать такие снимки для У. Наверняка она тоже потом захочет вспомнить, как все это было.

Во дворе стоял автомобиль Prado, значит директор вернулась из отпуска. Получается, что и я могла наконец-то ознакомиться с личным делом своей девочки.

С директором мы столкнулись прямо возле вахты. Это была худая женщина, одетая с подчеркнутым достоинством, на шее у нее красовались две золотые цепи толщиной "в палец", в ушах сверкали крупные серьги. Она слегка сутулилась и смотрела исподлобья, что не очень располагало к общению.
- Я - кандидат в приемные родители..., - начала представляться У.
- Идемте. - сухо перебила директор и рубленными шагами направилась к лестнице на свой "Олимп". Взрослая дочь У. последовала за ней.
- Без посторонних, - отрезала начальница.
- Я дочь и должна лично познакомиться с девочками, чтобы подписать согласие, - решительно ответила девушка.

- Вы к Д.? - спросила вахтерша. - Сейчас не время для посещений.
- Нет, я просто сопровождающее лицо. К Д. я приду в приемные часы. И вообще ей лучше не знать, что я здесь, а то только расстроится, что была и не зашла.

Я осталась внизу, ждать удобного случая для фотографирования. Вскоре директор вышла позвать девочек для знакомства. Воспользовавшись случаем, я бросилась к ней.
- Простите, можно...?
- Нет!
Я снова села на диван. Нельзя вклиниваться в жизнь небожителя без особого на то разрешения.
На другом конце холла медсестра направлялась в младшую группу. Жестом спросила - позвать? Я также ответила - Нет, молчите. Меня здесь нет.

После тихого часа мы снова встретились с У. и ее дочерью, на этот раз вместе с детьми. Воспитательница мне пожаловалась, что Д. сегодня особо капризная. С утра с ней случилась истерика, которую не могли унять несколько часов. И потом она целый день плакала, капризничала, совершенно не слушалась. Не стала обедать и спать. Что произошло? Никто не знает. Она метеозависима. Наверное на погоду так реагирует.
- Может она случайно увидела меня утром?
- Нет, она не видела. Ей медсестра сказала, что Вы здесь. Д. рванулась к двери, но та ей объяснила: "Мама не к тебе приехала, ей сейчас не до тебя"...
Да уж... Каждый человек на своем месте мнит себя богом...

Пришлось и мне объяснить Д., почему я не смогла зайти утром. И как я скучала и ждала вечера, когда разрешены посещения.

В холле мы облюбовали диван, собрались там двумя семьями и все перезнакомились, Настроение поднялось и даже слегка зашкаливало. Мы рассказали девочкам, что вместе полетим на самолете домой, так что надо дружить. Они это восприняли как принадлежность к некой высшей касте. Девчонки с удовольствием делились друг с другом всеми угощениями и подарками, но категорически не желали делиться с другими детьми. Очень ревностно относились, если кто-то не из их касты приближался к нам, слышалось: "Это МОЯ мама!", "Это ко МНЕ мама пришла!" и в ход шли руки.

Д. вела себя как капризная кошка. В ней проснулось некое эмоциональное потребительство. Она то залезала на колени, то слезала, все подставляла щечки для поцелуев и морщилась от удовольствия, при этом ни разу не сделала попытки обнять или поцеловать меня сама. Постоянно куда-то убегала и требовала ,чтобы я как верный паж всюду следовала за ней. Было не очень приятно, так как девочкина цель была показать остальным детям: "Посмотрите, теперь у меня есть СВОЯ мама, что с ней хочу, то и делаю". Д. тоже примеряла на себя роль маленького бога. В условиях ДД бороться с этим было сложно.

В тот день я очень эмоционально вымоталась. Мне приходилось не только справляться с капризами Д., но и реагировать на попытки Димы (мальчика, который лупил меня кулаками накануне) установить контакт. Делал он это единственно доступным ему способом. Отнимал мои вещи (сумку, кошелек, пакет) и убегал с ним прятаться. Он не пытался воровать, нет. Ему просто хотелось, чтобы я отвлеклась от своей доченьки и побежала его догонять или искать. Когда же я забирала свои вещи назад, он весь светился от счастья и заливался веселым смехом.

Наконец-то всех позвали на ужин. Я осталась одна возле младшей группы. Но одной побыть мне не удалось, подошла нянечка (по совместительству вахтерша) и завела разговор:
- Что за Т. и Н. тоже мама прилетела?
- Угу
- Конечно, самых хороших себе отбираете. Мы их растим, говно их едим, людей из них делаем. А вы приезжаете на все готовенькое и увозите. Вы попробуйте маленького взять и понянчить его, сопли повытирать!
- Знаете, я бы с удовольствием бы взяла маленького, и говно бы поела и сопли бы вытерла, и вырастила бы без...
- А мы ночами из-за них не спим. - Не слушала меня нянечка - Придешь бывало к ним, с одним на кроватке посидишь, другого по головке погладишь, третьему конфетку сунешь. О каждом душа болит. А они теперь вот уедут, через время даже не вспомнят о тех, кто их на ноги-то поставил...

Я молчала. Устала себя чувствовать уродом в перевернутом с ног на голову мире. Конечно им трудно, никто не спорит. Еще труднее взять на себя роль бога и нести всю тяжесть этой миссии. Странно, почему работников ДД не обязывают раз в 5 лет проходить ШПР? Это крайне-крайне необходимо, на мой взгляд. При чем всех без исключения. Без этого в ДД работать - только мир калечить. И психологическая поддержка им всем нужна на постоянной основе, чтобы не выгорали так быстро на этой нечеловеческой работе.

Наконец, утром следующего дня мне позвонили с самой вершины Олимпа. Сотрудник опеки мне сообщила, что в пакете моих документов отсутствует согласие мужа. А зачем оно, если заключение написано на двоих? Муж лично приходил и писал заявление, что хочет принять девочку в семью! - Без него не подпишем... На языке вертелись еще вопросы. А куда же вы смотрели раньше? Пакет документов я послала за месяц (!!!) до своего приезда и попросила проверить, все ли подойдет с учетом региональных законов, или что-то нужно переделать. Но ведь тогда меня уверили, что все в порядке. А теперь на шестой (!!!) день вдруг выясняется....
- Надо срочно, прямо сейчас. Звоните мужу. Пусть пришлет по электронной почте до 12 часов, не позже, иначе я не успею
- ... В Москве сейчас 2 ночи, а у нас дома нет ни сканера, ни интернета... - начинаю оправдываться я.
- Вы что не понимаете??? Это в ваших же интересах! Не успею отдать на подпись - полетите домой одна! - вешает трубку.
Да уж. Не боги горшки обжигают.


ДЕНЬ СЕДЬМОЙ. ПЕРЕВЕРНУТАЯ ЗАБОТА

Согласие муж написал. До вылета оставалось четыре дня, пора было готовиться к отъезду. Как-то завелось, что в смену ВВ Д. была всегда дежурная во время ужина. Так что я поехала в ДД не рассчитывая на теплое длительное общение с дочуркой, а просто "по делу": узнать рост и размер ноги. Одежду на Д. я на самом деле привезла с собой, два комплекта, на наш климат и местный. Только вот рост, который мне сообщили был на 15 см меньше ее реального роста, те самые 15 см, которые она теряла, когда съеживалась от страха. Так что из моих вещей ничего не подошло.

- Кто Вам сказал ,что я отдам Д. голой? - возмутилась ВВ.
- Всегда детей голенькими отдают...
- Я дам Вам одежду и обувь в дорогу.
- Но ведь у вас все подотчетное?
- А у меня есть то, за что я не отчитываюсь. Меня в округе уважают, у кого детские вещи остаются в хорошем состоянии, мне несут. От меня еще никто голый не уходил.

ВВ начала открывать шкафчики.
- Так, это подойдет, это... Возьмете домой, постираете. А потом принесете, как будто это Ваше. - она перебирала и подавала мне вещи. Честно говоря мне сложно было выдать эти вещи за свои, но все же я была ей очень благодарна. Здесь действительно было все очень дорого, к тому же я боялась без примерки купить что-то не по размеру.

- Так, снимай сандалии. - ВВ приложила их к стопе, - Они тебе малы. Как ты их носишь?
- Я пальчики подгибаю...
Воспитатель подобрала ей сандалии подходящего размера. Потом подала сапожки, в которых ходила Д..
- Берите, они ей в самый раз.
- А в чем же она гулять будет?
- Не Ваша забота, найдем в чем.

Через день я увидела, что за сапожки нашлись для Д. Это были растоптанные сапоги на два размера больше. Во время прогулки она то и дело их теряла по дороге, возвращалась, надевала как ни в чем ни бывало и бежала дальше. Никакого дискомфорта, очевидно это было привычно. Мала обувь - подогни пальцы, велика - подбери, если потеряла. И это девочка, у которой в карте написано "обязательное ношение ортопедической обуви". Да кто в эту карту заглядывает? Она же хранится в медицинском кабинете. Все на своих местах. Полный порядок.

- Д., какую игрушку ты хотела бы забрать с собой? - мое сердце еще раз подпрыгнуло от радости. Я помнила советы психологов и собиралась попросить отдать ее любимую игрушку взамен на новую. А тут ВВ сама предложила забрать.
- Куколку
Воспитатель принесла небольшую куклу (ту самую, которую Д. недавно умудрилась забыть на улице во время прогулки).
- Я всегда дарю вновь прибывшим детям подарки, покупаю то, что они попросят. За свой счет разумеется. И на дни рождения тоже. Д. вот попросила куклу. - поясняла ВВ возможность забрать игрушку. Она просто не стояла на балансе.
"А ведь она любит своих воспитанников", - мелькнуло у меня в голове. По своему, но любит. И та вахтерша-нянечка тоже наверняка любит. По своему, перевернуто. Не пытаясь вылечить депривацию (да и как они могли их вылечить?), а постоянно борясь с проявлением различных симптомов, "затыкая душевные дыры".

Напрашивается вопрос: а как же те ужасные подробности о кровных родителях, которые девочке вообще лучше было бы не знать? По крайней мере до того времени, когда она сможет это принять и пережить. Когда она уже будет мыслить себя неотъемлемой частью семьи, а не огрызком общества, выброшенным за борт жизни. - Да все очень просто. ВВ хотела девочке помочь. Она понимала, что за Д. не разбежалась вереница приемных родителей ездить, и чтобы ей попасть в семью, надо ухватиться за выпавший шанс. А дети все ждут своих кровных мам, КРОВНЫХ. А приемные это так, на худой конец, погостить на длительное время. Значит надо объяснить девочке, что мама никогда ее не заберет, потому что ...(тут подойдет усредненный вариант причин, по которым родители чаще всего не забирают детей). ВВ и в голову не пришло, что Д. не помнит своей матери и вполне можно было представить меня как родную. Возможно смущало то, что я беру под опеку. Опека? Значит точно ради денег. Откуда ей знать статус ребенка? Этим занимаются органы опеки, а личное дело у директора. Все на своих местах. Должен быть порядок.

А зачем тогда мне столько наговорила плохого про девочку? Тоже по доброте душевной, предупредить хотела. Дело в том, что Д. в ДД перевели всего месяц назад. Десять дней из тридцати девочка пролежала в больнице на обследовании, одна, без взрослых. Итак, за месяц малышка дважды попала в незнакомую обстановку, в новый коллектив, где всегда к ней предъявляли новые требования и действовали новые правила. А кто-нибудь попытался узнать, каково ей? Насколько ей страшно менять привычное место на неизвестность? Для системы она была просто единицей, занимающей койка-место. От тройной смены места обитания за короткий период времени девочка была в таком жутком стрессе, что визжала и орала по любому поводу. Да так громко, что люди из соседних домов выглядывали узнать, не случилось ли чего с ребенком. Не понятно зачем ее вообще надо было переводить, если месяц назад уже точно было известно, что я за ней приеду? Вопрос о профпригодности "богов Олимпа". А сколько еще таких переводов ждет детей, которые там остались? И что с ними будет на выпуске?

За этими грустными мыслями я складывала детские вещи. В итоге набралось два пакета, два комплекта на разные сезоны. ВВ явно прониклась ко мне симпатией, мы стали много общаться. Она расспрашивала меня о моих детях, даже передала моей малышке подарок. Рассказывала, как они на свои деньги покупают детям заколочки, резиночки и прочие мелочи.
- А потом проводили инвентаризацию и я все это спрятала, да так хорошо, что до сих пор найти не могу, - посмеивалась над собой воспитатель.
С тех пор Д. на встречу со мной всегда одевали красиво. Оказалось, что у них шкафы забиты хорошей одеждой, просто детям ее в повседневной жизни носить не дают, так как они не умеют беречь вещи.

Поблагодарив ВВ за доброту и щедрость я вышла из группы. Через холл проходила директор, с которой мы так еще и не успели пообщаться.

- Тут приемная мама Д.
- Я знаю
-.Будете знакомиться?
- Нет!
Оно и понятно. За время отпуска накопилось много срочных дел. Ей нужно заботится о своих подопечных. А тут приезжают всякие, отвлекают от работы...
Я направилась к выходу. Все таки доброе сердце оказалось у ВВ. Жаль, что Королевство кривых зеркал, в котором она работает, настолько искажает реальность, что черное кажется белым, а белое - черным. Но все же низкий вам поклон, ВВ. Как ни крути, мне есть в чем увезти Д. домой. А там будет новая жизнь, новые вещи... и новая адаптация. Уже четвертая за последние полтора месяца.

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ. ПРОГУЛКА

В среду меня прямо возле порога встретила воспитатель. Она была рада моему приходу и быстро собрала Д. на прогулку.
- Д. совершенно перестала слушаться. Она постоянно капризничает. Целыми днями только и говорит о том, что ее скоро заберет мама и как она на самолете полетит домой. Дети взбудоражены. А Д. демонстративно нарушает все правила и на любое замечание отвечает: "Я теперь мамина. А вас слушать не буду!"

Ну вот. Я еще не успела стать мамой, а меня уже отчитывают за ненадлежащее воспитание дочери.Такова жизнь. Усмехаюсь про себя, однако понимаю, что надо помочь. Даже не ради воспитательницы, ради детей, на глазах которых происходит событие, в котором они тоже хотят участвовать. Не позитивным, так негативным способом.

Уходим на улицу, подальше от посторонних глаз.
- Д., в группе всегда главная - воспитатель. Ее надо слушаться. Понятно?
- Понятно... А ты заберешь меня сегодня домой?
- Я тебя заберу. Позже. Я очень хочу забрать тебя как можно скорее. Как только нам оформят документы, мы сразу поедем домой. Тебе осталось поспать в группе пять раз, - показываю на пальцах. - А потом мы вместе полетим на самолете.
Д. кивает, но заметно грустнеет.

Раскачиваю качели, пытаясь ей поднять настроение веселыми стихами. Вдруг:
- Мама! Мама! ТАМ моя мама!!!!! - Д. вся собирается в комок с иголками. Я оглядываюсь. Во дворе вообще никого кроме нас нет.
- Д., ты о чем?!
- Там моя мама. Вот она, - тычет девочка в сторону женщины характерного вида в потрепанных лохмотьях, которая вдоль забора собирает бутылки. - Это моя мама! ААААААаааа!!!!! - втягивает голову в плечи и закрывает лицо руками.
- Д! Твоя мама - я! А это просто чужая женщина. Она к тебе не имеет никакого отношения. - четко проговариваю я, насильно заставляя ее смотреть мне в глаза.

Честно говоря, я была озадачена. Откуда у маленькой девочки такой образ матери? Она явно не помнила женщину, которая дала ей жизнь., потому что последняя совершенно не похожа ни на бомжиху, ни на алкоголичку. Девочка вообще не могла никогда в жизни вблизи видеть такую опустившуюся женщину. В ДД их не пускают, кровная семья не из таких. Получается это опять был усредненный образ матери, витающий в среде сиротских заведений? А откуда он взялся? Кто деткам объяснил, что мамы, которые не забирают своих детей домой, именно такие? Какое же у девочки должно быть отвращение к самой себе, учитывая, что образ матери она проецирует на себя.

Д. сползла с качелей и побрела гулять по площадке.
По дороге она то и дело подбирала с земли какие предметы и совала их себе в рот. Это могли быть окурки, огрызки, пожеванная жвачка, обломки от игрушек, мелкие камешки. Окрикивать, убеждать, уговаривать или вытаскивать изо рта эту грязь было бесполезно. Девочка моментально превращалась в оскалившегося зверька и рьяно защищала свою добычу. Все найденные фантики, ценники, наклейки со штрихкодами она аккуратно складывала в карман.

Надо будет проверить, что у нее с животом. И срочно, срочно отучать ее от этой ужасной привычки!

Еще одну особенность я отметила в своей доченьке: она постоянно спотыкалась на ровном месте и падала. Падала плашмя, звездой, во весь рост, сильно ударялась, но никогда не жаловалась. Вставала как ни в чем не бывало и продолжала идти дальше. Мне стало невыносимо на это смотреть и я взяла ее на ручки. Однако на руках ей было скучно, она явно не знала, что с этим делать. Лишенная в нежном возрасте материнского тепла и ласки, девочка теперь не умела даже этим насладиться. Это был уже совершенно не ручной ребенок. "Надо будет ее приучать к ручкам, - подумала я. - Или хотя бы почаще держать на коленях. Вообще-то она уже тяжеловатая". Носить Д. на руках было не легко. Она не держалась ни руками, ни ногами, постоянно вертелась, и я решила ее поставить на ноги, но...

... Из двери вышли на прогулку сразу две группы. Моя дочурка вцепилась мне в шею и теперь уже не желала слезать с рук. Она вмиг расплылась в улыбке, светилась от гордости и каждому встречному говорила: "А у меня теперь есть СВОЯ мама!" Н-да. Оказывается мама - это статусная "вещь"! Но за что мне на нее обижаться? Разве умеет она по-другому? Мы ушли на другую сторону двора, чтобы хотя бы не бередить сердца остальных детишек.

Вдруг за забором послышались детские голоса. Д. наконец-то спустилась на землю и вцепилась руками в железные прутья.
- Мама, а за забором дети... Их за это накажут, да?
- Нет, они просто там гуляют.
- Тогда пошли тоже туда, за забор!
- Нам пока нельзя. Когда будет можно, мы выйдем за забор, но сюда ты больше не сможешь вернуться. Так что пока поиграй со своими друзьями. Потом будешь по ним скучать.
- Я не хочу сюда возвращаться. И по друзьям скучать не буду. Просто возьми меня на ручки и отнеси домой...

- Я хочу в туалет, - резко сменила тему разговора Д.
- Угу! Тебя здесь подождать или мне зайти в группу?
- Мне надо в туалет.
- Беги скорее!
- Можно сходить в туалет?
- Ну да, конечно!.
- Правда можно?
Пришлось сопровождать ее до группы, чтобы она поняла, что на самом деле можно. Я осталась ждать возле двери. Ждала долго. Девочка все не появлялась.
- Д., ты где?
- Я здесь.
- А что ты там делаешь?
- Ничего.
- Я тебя жду!
- А я здесь сижу.
- Что-то случилось?
- Нет.
- А почему ты не выходишь?
- А я не знаю, что мне делать дальше.
- Ты уже сходила в туалет?
- Да.
- Так иди ко мне.
Бежит, обнимает за шею.
- Я не знала, что мне делать. Ты ведь мне не сказала...

На втором этаже Т. и Н. резвились со своими новыми мамой и сестрой.
- Давай, останемся здесь, в холле, - предложила я, - Позовем девочек и попускаем мыльные пузыри. - Д. обрадовалась такой идее.

Мы вновь собрались двумя семьями, рисовали фломастерами, раскрашивали раскраски и пускали мыльные пузыри. Вскоре обе группы вернулись с прогулки и все начали готовиться к ужину. За нами с У. тоже с минуты на минуту должна была приехать машина.

- Д., вот мыльные пузыри. Я поставлю их здесь, на шкафчик. Поиграете с детками после ужина, хорошо?. А нам пора уезжать. До завтра, мое солнышко!
Мое Солнышко крепко вцепилась мне в шею.
- Бери меня на ручкиииии!
Я еще раз покружила свою малышку, исцеловала всю-всю-всю и поставила за порог.
- Д., тебе пора на ужин, - я попыталась закрыть дверь группы.
- Нет!!! - девочка молниеносно просочилась через щель в двери, - Неси меня туда! - скомандовала девочка, указывая на входную дверь.
- Д., не сегодня. Скоро! Поспишь пять раз и я тебя унесу туда.
- Нет, сейчас! - не унималась девочка. Было очевидно, что ожидание уже томит и мучает ребенка. Она не понимала, почему нельзя уйти домой, если мама уже нашлась. И что она скажет ребятам, которым целыми днями хвастает, что мама непременно сегодня заберет?

Я вновь попрощалась с девочкой и отправила ее в группу. Через минуту вышла воспитатель.
- Д. требует мыльные пузыри.
- Если можно дайте ей их после ужина. Пусть они с ребятами поиграют.
- Она требует сейчас! Сказала, что ей мама разрешила, и что она только маму будет слушать.
- Д., - снова гляжу ей в глаза, - Когда ты в группе, тебе надо слушать воспитателя. Она здесь главная. Ты поняла?
Д. снова забирается ко мне на шею:
- Унеси меня отсюда! Неси меня домой!!!!!
Целую, целую, еще раз целую и водворяю в группу. Закрываю дверь, пока воспитатель удерживает Д. Слышу протест и громкий плачь . С рыдающим сердцем иду на улицу, где меня уже ждет машина.

promo bezbashenka_mag june 10, 2012 02:32 179
Buy for 10 tokens
Привет, неосторожный посетитель :) Меня обозвали Юлией. Отзываюсь на Рыжаятигра. И выгляжу вот так. Нет, я не всегда имею такой боевой раскрас. Но порычать прям святое. Иногда нецензурно. Благо, всегда есть на кого. И они это легко переносят. Кому невыносимо, отойдите подальше. Я веду крайне…

  • 1
Бедные маленькие поломанные люди...

Юля, а будет продолжение?
Очень прониклась этой историей.
И спасибо Вам за возможность это прочитать и подумать...

Спасибо за этот рассказ Вам и автору.

шиза, конечно, но я и сам звезданутый
сил и удачи

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal восточного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1