Previous Entry Поделиться Next Entry
Ад за забором. Рядом с вами. В любом регионе страны.
bezbashenka_mag
Как и обещала, дублирую здесь историю, столь прекрасно рассказанную одной мамой. По ее просьбе, я заменяю имена на вымышленные инициалы. Эта история происходила у меня на глазах, в моем городе. Но абсолютно то же самое везде, по всей стране.


ПРЕДИСЛОВИЕ или КАК МЫ НАШЛИ ДРУГ ДРУГА.

Давно я увидела в пиаре одну девочку, она была так поразительно похожа на моего сына, что я сразу прикипела к ней всем сердцем. (Да простят меня противники "мимими", это было именно оно) Тем временем мы ждали появления малышки-доченьки. И .... ну не получалось ее забрать. По крайней мере пока. По разным причинам. К тому же опека отказалась делать заключение. В общем, я надеялась, что Д. все же найдет семью в ближайшем будущем или у мамы изменятся обстоятельства и она восстановится в правах.
Время шло, у Д. появилась уже новая фотография в базе (глаза заметно потускнели за это время). У подросшей В (малышки). оформились черты лица и стало ясно, что Д. на В. похожа еще больше, чем на Г. (сына). Сердце защемило с новой силой. И вот наконец-то,лед тронулся,опека делает мне заключение под Д., с заветной бумажкой я мчусь звонить региональному оператору. И что же я слышу? Мама подала в суд на восстановление. Грустно? Немного. Да, разочарование, но греет, то, что Д. все же будет дома, с родной мамой. Начинаю искать другую девочку, а мысли постоянно возвращаются к ней.
Проходит еще три месяца. Вдруг я снова вижу Д. в пиаре. Оказалось, что суд состоялся, мама не восстановилась. По словам опеки и не восстановится. И вот тут складываются все паззлы-обстоятельства в одну цельную картинку. Муж дает согласие, у сестры появляется возможность посидеть с моими детьми (за лето они к ней привязались и оставлять их вместе было не страшно), фонд "Измени одну жизнь" отрывает рейсы бесплатных авиаперелетов в нужном направлении", находятся добрые люди-волонтеры на месте, которые соглашаются мне помочь. Путь открыт! Лечу по зову своего сердца!


ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. ЗНАКОМСТВО

В ДД я приехала пораньше, во время тихого часа, чтобы в спокойной обстановке пройти формально-бумажные процедуры, пообщаться с директором, психологом и лечащим врачом. Я вошла в тихий холл яркого празднично-разноцветного здания. Внутреннее убранство говорило о достатке и об очень хороших спонсорах детского дома. Все блестело чистотой и нарядностью. Через холл пожилая воспитательница за руку вела какую-то девочку. Я расстроилась, не готова была встречаться сейчас с другими детьми, надеялась, что первая встреча пройдет без посторонних глаз и рвущих сердце встреч с теми, кому я не в силах помочь. Но, не все в нашей власти, увы (
- Здравствуйте, как мне пройти к директору, - обратилась я к воспитательнице. Она подошла ко мне, все еще держа девочку за руку. Это был совершенно жалкий ребенок (в плохом смысле этого слова). Маленькая, худющая, она передвигалась деревянными ногами. Все ее тельце было скукожено и явно не хотело подчиняться хозяйке. "Легкая форма ДЦП"? - промелькнуло у меня в голове. Но нет, я не готова сейчас думать о других детях. Силы на исходе: давно пошли вторые сутки без сна, я уставшая после двойной дороги. Впереди жизненно важная встреча, надо сберечь остаток душевных сил.
- Директор сейчас в отпуске. Вы по какому вопросу, я подскажу к кому можно обратиться.
Что же делать? Я вынуждена продолжать разговор и невольно смотрю на этого несчастного ребенка. Грязное, затасканное платье из тех, что продавали годах в 60-70-х. На голове бант выглядит как издевательство - место для таких на помойке. Худющее лицо искажено гримасой боли до такой степени, что рот оказывается сбоку, где-то на щеке. Глаза остекленевшие, ничего не выражающие, смотрят в пол, постоянно. Кроме пола для ребенка не существует ничего в мире. Мороз по коже....

- Я кандидат в приемные родители Д. С кем я могу переговорить?
И тут происходит невероятное. Воспитательница протягивает мне руку этого создания и говорит:
- Держите, ВОТ Ваша Д....

Холодный пот стекает по моей вмиг осунувшейся спине. Не могу передать мысли и чувства. Скорее страх. Да! СТРАХ!!! Передо мой стоял ребенок, искореженный концлагерем, пытками. Других параллелей я не видела. ЧТО могло произойти за полгода с девочкой? ГДЕ та "куколка" с фотографии, за которой я прилетела на край света?
Думать нет ни времени, ни душевных сил. Я приехала не выбирать, я приехала ЗА конкретным ребенком. И улететь я должна с Д., назад дороги нет. Ее уже не было давно. Все решено было заранее. Я не вправе отказаться. Но терзают душу мысли: по силам ли мне этот крест? Ведь у меня дома двое маленьких детей? Выдержит ли наша семья? ... Это мой ребенок. Своих не бросают. Мы не можем перестать любить своего ребенка, если с ним что-то случилось. А я ее любила уже заранее. или мне это только казалось? Дети - не игрушки, их не выбирают. Я прилетела забрать СВОЕГО ребенка. Точка! Беру каменно-холодную руку девочки: "Привет, Д.!"

- Можно мы побудем 10 минут наедине? - надо установить контакт. Она даже не смотрит на меня. Кроме пола ничего для нее не существует.
- Да, конечно.Только сначала Д. расскажет Вам стихи.
"О нет, - кричит у меня все внутри, - не надо поэзии!!!"

- Фя-фя-фя-фя-фя-фя-фя, - начинает произносить что-то нечленораздельное девочка. "Стих" видимо бесконечный, каждая строка, как удар плетью. Пытаюсь сделать вежливо заинтересованное лицо.
- Ну, достаточно, давай теперь знакомиться.
- Читай дальше, - приказывает воспитательница. Пытка продолжается.

- Вот какой стих выучила Д., это о чем говорит? Память хорошая, Так, теперь бери самокат и прокатись по холлу. - Буратинообразная Д. выполняет поручение. Выглядит это ужасно, как будто передо мой зомби или робот делает то ,что запрограммировано.
- Видите, вестибулярный аппарат в норме. Теперь дай мне красный шарик. Положи. Дай желтый. Положи, возьми синий шарик. Положи. Дай зеленый. - Поворачивается ко мне, - Она знает основные цвета. Это хорошее достижение для детей ее возраста.
- Я все поняла, можете теперь оставить нас наедине?
- Потом оставлю. Д., иди катайся на горку. - Мы стоим рядом, так, что каждое наше слово хорошо слышит маленькое забитое существо. Слышит ли? Она, как робот забирается на горку и кулем катится вниз. Раз за разом. Программа. Смотреть невыносимо. Между тем монолог воспитателя продолжается:
- Она гиперактивная. Никакого внимания. Будут очень серьезные проблемы с учебой. Так, еще. Ссытся. И днем, и ночью. Постоянно. Работаем над этим. пока без результатов. Она неуравновешенная. Часто случаются истерики. Надо проверять генетику, возможно что-то из психиатрии. Не рекомендую брать, не убедившись, что с головой все в порядке. Потом ведь вернете и жаловаться еще будете.

Смотрю на Д. Она все также повторяет заложенный цикл. Несколько ступенек вверх - сесть - спуститься вниз. Глаза упорно смотрят только в пол. Ей скоро 4 года. Вспоминаю себя в этом возрасте. Я читала, считала до 100, играла двумя руками на фортепиано. Конечно от "системного" ребенка этого ожидать не стоит. Но уровень самосознания? Понимания того, ЧТО происходит? Ведь ВЕСЬ разговор ведется в ее присутствии...

Подходит лечащий врач. Разговор продолжается. Когда же это закончится? Ни медицинских документов, ни личного дела девочки я так и не увидела. До сих пор. Обещали выслать почтой, получу месяца через 2, сказали. А что делать эти два месяца? Но это лирика. А пока одни только разговоры. Наконец-то нам разрешают пообщаться наедине.
Воспитательница отводит нас на диван, в углу холла возле входа. Наконец-то. Жду, когда она удалится. Но триллер продолжается.
- Д., ты понравилась тёте. Погладь ее. - Скрюченная на диване девочка не шевельнулась. - Возьми руку. Вот так. - Воспитатель берет ее безжизненную руку как палку и начинает водить по моей руке. Волосы дыбом. Я так не выдержу!!! Хочется орать, истерить, рвать волосы. Но тогда встанет вопрос о моей вменяемости? Терплю. Не мужественно. Просто терплю. Я в домике. Это нужно видимо пережить. Один раз. Но нужно...
Наконец-то воспитательница встает.
- Я пошла в группу. Д., расскажи тёте все стихи, которые ты знаешь.
НЕТ, не надо стихов. Хватит пыток. Хочу просто посидеть рядом. ПРОСТО ПОСИДЕТЬ. Надзирательница удаляется...
- Д., хочешь, я расскажу тебе сказку? А еще лучше, давай придумаем ее вместе?
Через 5 минут девочка свернувшись калачиком сидела у меня на коленях. И даже проговорила что-то вроде "Меме", что означало мое имя. Контакт был установлен. Можно было идти подписывать согласие.


ДЕНЬ ВТОРОЙ. ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ

На следующий день Д. была более раскована, хотя по прежнему избегала смотреть мне в глаза. Ее милый ротик почти вернулся на свое место, ростом она оказалась сантиметров на 15 выше,чем была накануне.
- М.! - обрадовалась она и застенчиво прижалась ко мне.
- У тебя есть конфеты? - сдавленно пробасила Д. Вопрос вызвал во мне противоречивые чувства. С одной стороны, оказалось, что словарный запас девочки выходит за рамки "фя-фя-фя", а с другой стороны...
- Д., а без конфет ты будешь мне рада?
- Да-а-а, - низким грубым басом протянула девочка, - А печенье есть?
- Малышка, я пришла с тобой поиграть. Мы весело проведем время. Хочешь пойдем погуляем?
После дождика на улице было сыро и дети сидели в своих группах, так что предложение погулять она восприняла с радостью.

На самом деле я пришла с гостинцем. Так как накануне ВВ (пожилая воспитатель) "отчитала" меня за то, что я пришла без сладостей, а также рассказала, какая Д. небережливая, (ломает игрушки, портит вещи, выбросила в лужу любимую куклу), я решила убить двух зайцев разом. Купила ей шоколадку в красивой обертке - и сладко, и картинку на память можно оставить. Учитывая, насколько ревностно системные дети относятся к любому персональному вниманию, такой небольшой подарок не должен был вызвать зависти, зато у малышки появилась бы возможность беречь что-то "свое". Новый опыт для нее, однако.

Новый опыт. Этот день весь был полон новых открытий и впечатлений. Я впервые поцеловала Д. в щечку и увидела у нее озадаченное выражение лица: она не могла решить, это мокро или приятно. Во время прогулки мы начали общаться, хоть и на примитивном пока уровне: вопрос - ответ "да - нет", но все же мы понимали друг друга.

В этот день впервые прозвучало слово "МАМА" (эт я случайно, вырвалось, когда фотографировала встречу М.амы и Д.очки), после чего мы наконец-то встретились глазами. А потом... потом я носила ее на руках (такую хрупкую и деревянную одновременно), а она смотрела мне глаза в глаза, будто пыталась запечатлеть навсегда и заодно найти ответы на мучающие ее вопросы.
В общем, жизнь налаживалась.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. ОТКАТ

На третий день Д. вышла ко мне снова съеженная, она как-то неловко волочила ноги, сутулилась, будто хотела спрятаться от всего белого света. Глаза вновь изучали хорошо знакомый орнамент на полу, а пальцы судорожно пытались сломать друг друга.
Я усадила ее на колени, она не сопротивлялась, однако мои поцелуи и обнимашки остались не то чтобы без ответа, даже без внимания. Девочка полностью ушла в себя...
- Привет, Д.! Здравствуй, моя хорошая! - я потерлась носом об ее волосы.
Тишина...
- Ты сберегла картинку, которую я тебе вчера подарила?
- Она пьет...
- Что пьет? - не поняла я.
- Водку...
- Кто пьет?
- Моя мама пьет водку. Она меня променяла на водку и теперь никогда не заберет меня домой...
ААААА!!!
Я резким движением хватаю девочку за плечи и поворачиваю к себе лицом.
- Д., я - твоя мама, слышишь? Я! Я не пью водку, никогда. Я люблю детей, сладости и гулять. А ты - моя девочка. Ты моя, Д., моя! Я очень долго тебя искала, а теперь никогда никому тебя не отдам!!!
- Твоя девочка... Никому не отдашь... - тихо, как тень повторяет Д., мерно раскачиваясь из стороны в сторону и все еще не решаясь выйти из своего замкнутого мира.
Душа у меня рыдала. КТО? ЗАЧЕМ??? КАКОЙ В ЭТОМ СМЫСЛ?
Вскоре ответ пришел сам. Ногами. Из-за колонны к нам направлялась ВВ (пожилая воспитательница, которая уже 54 (!!!) года здесь проработала и во всех ситуациях точно знала КАК надо поступать).
Я побоялась ,что разорву ее на части. Поэтому предпочла спастись от греха подальше бегством.
- Мы пойдем прогуляемся на улице.
- Там холодно и сыро.
- Мы ненадолго.

На улице разговор не клеился. Я раскачивала Д. на качелях и пела песни. А она постепенно приходила в себя. Вскоре мы замерзли и вернулись в холл. Там было тихо и темно. Мы развеселились, играли в щекотушки, Д. скакала на прыгунке. Потом открыли фортепиано и начали бренчать. Инструмент был жутко расстроенный, поэтому мы вполне хорошо играли дуэтом в четыре руки. Вдруг над нами нависла приземистая фигура надзирательницы.
- Вы бы все-таки проверили генетику ребенка. Знаете, ведь у нее вся семейка ненормальная, ассоциалы. Пьют беспробудно. Ну что может хорошего родиться от матери-алкоголички?
- Простите! Вы может не заметили, что здесь ребенок? Я бы попросила Вас не говорить такие вещи в присутствии детей!!!
- Д., возьми самокат, покатайся по холлу! - девочка исчезла за ближайшей колонной.
ВВ что-то говорила. Много. Я не слушала. Мне надо сохранить себя, свои силы. Они мне еще ой как пригодятся. Я в домике.
Через время начинаю заметно нервничать. Пустой темный холл, тишина... Д. нет. Ни на самокате, ни без. Ее нет...
- Простите, что перебиваю, мне пора домой. Вы не могли бы позвать Д., я хотела бы с ней попрощаться?
- Д.!!! - кричит через весь холл ВВ.
Появляется моя девочка, она снова маленькая и жалкая, неуклюже путается в косолапых ногах, спотыкается и падает на ровном месте. Моя хорошая, родная...
- Д., уже поздно, мне пора уходить. Посиди со мной, пожалуйста, пока за мной приедет машина, хорошо?
Кивает и молча забирается ко мне на колени.
- А отец у нее сидит, Вы знаете? Преступник он. К тому же психический, - крутит рукой у виска. - У него диагноз, он на учете состоит. Вы смотрите, психические заболевания передаются по наследству.

... Я не успела вовремя щелкнуть рубильник. Бесплотная тень бесшумно соскользнула с моих коленей и растворилась в темноте.

- Д.!!!
На миг шаг замедлился.... нет, это она запуталась в ногах. Она ушла. Ее поглотила тьма. Ее уже не вернуть...
PS. Сведения о родителях были совершенно не достоверные. Такой, знаете ли, собирательный образ, наполовину правда - наполовину ложь. Именно такая вот наполовину правда часто и оказывается наиболее ядовитой... Судя по общению с детьми, практически всем они говорят примерно одно и тоже. А дети все воспринимают как аксиому, увы (((

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. МОРЕ СЛАДОСТЕЙ

Четвертый день пришелся на субботу. Была смена доброй молодой воспитательницы, так что общение с Д. предвещало быть насыщенным. Я взяла с собой набор из четырех красивых картинок-паззлов, фломастеры, альбомы и много сладостей.

В выходной день я оказалась не единственным посетителем, на одном из диванов одна бабушка уже разложила месячный запас конфет, соков и йогуртов. Она молча сидела в уголочке и с довольным видом наблюдала, как ее внук медленно и методично все это отправляет в рот. Время от времени к ним подбегали ребятишки из той же группы и пытались попросить или стащить какую-нибудь вкусность. Но тут же получали удар по лицу: "Это МОЁ!", "Это МНЕ бабушка принесла!".
- Ребята, вам я уже отдала целый пакет сладостей в группу. Идите играйте подальше отсюда! - вмешивалась время от времени бабушка. Вокруг была суета, вызванное противостоянием двух лагерей: тех, кто хочет выпросить-отнять вкусности и тех, кто их стойко и порой жестоко защищает.

Я поняла, чтобы избежать ненужных искушений, надо уходить на улицу. Там снова была негуляльная погода и мы могли побыть вдвоем. Однако, как только мы вышли на улицу, у Д. заела пластинка: "У тебя есть конфеты? А печенье? Много? Надо много! Очень много, как в магазине!!!"
- Пойдем покачаемся на качелях?
- А конфету дашь?
- Держи! Д., у тебя много конфет. В любой момент можешь взять конфету или печенье. Так что не переживай! У тебя теперь всегда будут конфеты.
Д. что-то прикинула в уме.
- Я хочу внутрь!

Стоило только переступить порог, как моя девочка со всех ног побежала к своей группе, где на очередном диване был разложен очередной месячный запас вкусняшек. Тут же возлежал подвыпивший папа (как оказалось позже вовсе не папа, а очередной сожитель), а приятного вида молодая мама изо всех сил старалась накормить свою малышку.

- Вы принесли мне конфет? - без всяких предисловий заявила моя красавица.
- Да, мы в группу отнесли целую сумку сладостей на всех. Там должна была остаться твоя доля. - Д. исчезла за дверью и оттуда ее невозможно было выманить ни чем до тех пор, пока она не уничтожила все, что ей причиталось. Наконец-то она вновь появилась в дверях.
- А у вас есть еще конфеты? К Маше сегодня тоже приходила мама, так она нам пирожные и чупа-чупс принесла. А Вы принесли?
- Д., я в следующий раз принесу, обязательно. А сейчас можешь взять вот это (в руки Д. попала очередная порция сладостей).
Я сгорала от стыда. В душе я понимала, что не могу пока отвечать за поведение дочери, но все же хотелось провалиться сквозь пол...

- Пойдем на второй этаж, пособираем паззлы?
- Пойдем, - на этот раз легко согласилась девочка.

Я начала доставать из пакета карандаши, фломастеры и паззлы.
- А где много конфет? - она, как хищник, выхватила из пакета пачку Барни и молча, отвернувшись от меня, стала их один за одним запихивать в рот. Она поглощала их с такой скоростью, что за это время невозможно было ни прожевать, ни распробовать вкус, ни почувствовать радость от сладостей.

- Д., ты пить хочешь?
- Нет, - с набитым ртом проговорила девочка. - Я буду сок, много сока. Потом. А сейчас дай мне конфет.

Я начинала всерьез беспокоиться. Вспоминалась реклама: "Деточка, так ты же лопнешь!". А с ее атопическим дерматитом ей и подавно были противопоказаны сладости.

- Мне надо в туалет.
- Иди, я подожду тебя здесь.
Через минуту моя крошка несла полные руки новой добычи. Она уже была вымазана вся в шоколад. а что-то пыталась засунуть в рот на ходу.
- Ты же хотела в туалет?
- Сейчас схожу.
- Д., у кого ты взяла пирожное?
- Мне Маргарита дала.
- Д., ты у Маргариты уже много сладостей взяла. Достаточно. Попрошайничать плохо. Тем более у тебя самой есть много СВОИХ вкусняшек. Пойди угости теперь Маргариту.
Девочка удалилась, но вскоре вернулась, неся под мышкой своего Барни и в добавок две горсти очередных конфет.
- Д., угостить, это значит отдать. Тебе следует отдать Маргарите своего Барни. Она же тебя угощает и ты ее тоже угости.
Наконец-то Д. спустилась вниз и вернулась - о счастье! - БЕЗ своего Барни.
- Мне нужно в группу. Скоро ужин.
- Хорошо иди. Я тебя подожду.
Девочка скрылась за дверью, а я осталась мучиться вопросом: КУДА, куда может помещаться в такое хрупкое тельце СТОЛЬКО еды!!! Одно утешало, наверняка на ужин подавали полезную пищу и скорее всего без сладостей...
"По приезду домой надо будет срочно идти к стоматологу," - размышляла я. Н-да уж... Пред глазами постепенно увеличивался список разнообразных проблем, которые надо будет решать в ближайшем будущем. Дай Бог мне терпения!

Ужин закончился. Но Д. так и не появилась. Я подождала еще немного и решила проникнуть в группу.
- Д., я тебя жду, моя хорошая.
- Я не могу. Меня угостили йогуртом.
Я смотрела ,как она вкушает йогурт. Это было картинно! По маленькой капельке, она чинно отправляла его в рот, все время убеждаясь, что все детишки в группе это видят. Если хоть кто-то отвлекался, она терпеливо ждала или окликала: "Вася, а я йогурт кушаю". Йогурты принесли конечно же на всю группу. Тем не менее дети облепили Д., заглядывали ей в рот, готовые в любой момент облизать ложку или пол, если туда что-то упадет. Воспитатель никак на это не реагировала. Это была привычная картина сиротской жизни.
Уже было поздно. Время посещений давно закончилось. Я провела с Д... нет, вблизи Д. почти три часа. Ни пообщаться, ни порисовать, ни пособирать паззлы мы в тот день так и не смогли.

промо bezbashenka_mag июнь 10, 2012 02:32 175
Разместить за 10 жетонов
Привет, неосторожный посетитель :) Меня обозвали Юлией. Отзываюсь на Рыжаятигра. И выгляжу вот так. Нет, я не всегда имею такой боевой раскрас. Но порычать прям святое. Иногда нецензурно. Благо, всегда есть на кого. И они это легко переносят. Кому невыносимо, отойдите подальше. Я веду крайне…

  • 1
"Белое на черном" книга перевернувшая мой "сладкий" мир :
Я – герой. Быть героем легко. Если у тебя нет рук или ног – ты герой или покойник. Если у тебя нет родителей – надейся на свои руки и ноги. И будь героем. Если у тебя нет ни рук, ни ног, а ты к тому же ухитрился появиться на свет сиротой, – все. Ты обречен быть героем до конца своих дней. Или сдохнуть. Я герой. У меня просто нет другого выхода.
Я – маленький мальчик. Ночь. Зима. Мне надо в туалет. Звать нянечку бесполезно.
Выход один – ползти в туалет.
Для начала нужно слезть с кровати. Способ есть, я его сам придумал. Просто подползаю к краю кровати и переворачиваюсь на спину, опрокидывая свое тело на пол. Удар. Боль.
Подползаю к двери в коридор, толкаю ее головой и выползаю наружу из относительно теплой комнаты в холод и темноту.
Ночью все окна в коридоре открыты. Холодно, очень холодно. Я – голый.
Ползти далеко. Когда ползу мимо комнаты, где спят нянечки, пытаюсь позвать на помощь, стучу головой в их дверь. Никто не отзывается. Кричу. Никого. Может быть, я тихо кричу.
Пока добираюсь до туалета, замерзаю окончательно.
В туалете окна открыты, на подоконнике снег.
Добираюсь до горшка. Отдыхаю. Мне обязательно надо отдохнуть перед тем, как ползти назад. Пока отдыхаю, моча в горшке обзаводится ледяной кромкой.
Ползу обратно. Стаскиваю зубами одеяло со своей кровати, кое-как заворачиваюсь в него и пытаюсь заснуть.
Наутро меня оденут, отвезут в школу. На уроке истории я бодро расскажу об ужасах фашистских концлагерей. Получу пятерку. У меня всегда пятерки по истории. У меня пятерки по всем предметам. Я – герой.

Гальего уже взрослый. Прошел не один десяток лет, но все осталось так же.

Просто хочется сказать спасибо вам и М.


Ужасно

Помнишь знаменитый эксперимент Филипа Зимбардо с "тюрьмой"? Есть нечто в природе человека, что в соответствующих обстоятельствах создаёт надзирателей...

Вопрос, автору это все зачем?
У многих баб от бездетности сносит крышу, или, наоборот, они природой лишены репродуктивной способности, потому что у них снесена крыша, но их еще можно как-то оправдать. Но мать, которая приведет ВОТ ЭТО в дом к своим детям, нужно лишить материнских прав и стерилизовать. Свою тягу к душевному онанизму такая "мать" вешает на плечи собственных детей, а это почище, чем пьянка.

Во. Очередное топом принесло. А чо-чо-чо? Как правильно надо?

(Удалённый комментарий)
Что ЭТО?
Это - нормальный ребенок, здоровый, между прочим. Только покореженный системой.
Вы предлагаете всех приемных родителей стерилизовать и ЛРП? )))))

То, что описывает автор - КЛАССИКА жития в ДД.

ЗЫ: Юля, а у тебя в ЖЖ можно неприличные слова писать?

Edited at 2015-10-20 08:52 (UTC)

Маша, данного комментатора можно смело послать на хуй.

И вот все-таки, я поражаюсь. Ты же взрослая тетка, ну вот чо ты ведешься на это? тупой же троллинг.

"Дочь некровная.
Выбирала. Моя дочь — третья из предложенных. Выбрала, естественно, лучшую — блондинку скандинавского типа с большими глазами, причем возраст был самый популярный - 4 года".
Вы вообще человек? Сомневаюсь.

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
Ой Юля, не знаю что написать. Это система, система складывающаяся даже не десятилетия, а гораздо дольше. Наверное с появления первых домов призрения. Может только патронажные семьи и очень хорошие деньги смогут это изменить.

Не только. Вообще детдома - это диагноз государству. Как и прочие дома призрения в том виде, что существуют. Я сейчас не буду касаться других сфер, расскажу только о ДД.
Отсутствие доступной среды, доступной медицины, инклюзивного образования и вообще чего-либо для детей с особенностями развития - это частая причина отказов от детей, родившихся нездоровыми. Отсутствие реальной господдержки молодых и одиноких мам - это еще одна причина. Отсутствие работы с выпускниками детдомов - это еще один ручеек в детдомовское болото, выпускники частенько приносят своих детей туда же, откуда вышли сами. Ноль работы с кризисными семьями. Все вышеперечисленное делается общественниками, фондами, объединениями людей со схожими проблемами.Но они не могут охватить всю страну. А на госуровне их еще и тюкают.
Многолетняя работа фонда "Отказники" доказывает, что отказ от ребенка мамой в кризисе можно предотвратить. Многолетняя работа по социализации сирот Гезаловым доказывает, что выпускников ДД можно спасти от маргинализации. Многолетняя работа Терновской - что в семью можно устроить не только маленького и здорового. Многолетняя работа Петрановской - что в семье можно справиться со многим. Благодаря Даунсайт ап стали реже отказы от детей с синдромом Дауна, родители получают помощь, а могли бы написать отказ. И так далее. Много фондов, много людей... Но на госуровне они десятилетиями не могут ничего добиться.

Только про патронат не говорите "иван-чаю" и РВС. сожрут заживо.
Нужна профилактика.
А то получается так - сотню детей устроили в семьи (усыновление, к кровным, опека), 120 детей прибыло.

У нас по области всегда в базе около 300 (+/- 10-20) детей. Это при том, что каждый год пара десятков детей просто выпускается в мир из интернатов. В этом году у нас выпустится около 40 человек. некоторые из них будут беременными. А кто-то родит. И опять выявят кучу детей. Человечков 30-40 за год прибудет.
В прошлом году полнородная сестра моей дочери висела в ФБД, хотя на тот момент она уже и родить успела. О как.


Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal восточного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account